Зарубежные литературы. Рубрика в журнале - Новый филологический вестник

Публикации в рубрике (64): Зарубежные литературы
все рубрики
"Безумный" нарратив Адельхайд Дюванель

"Безумный" нарратив Адельхайд Дюванель

Бакши Наталия Александровна

Статья научная

В статье рассматриваются особенности «безумного» нарратива швейцарской писательницы ХХ в. Адельхайд Дюванель. Главную роль в ее рассказах-миниатюрах играют люди, исключенные из общества, стоящие вне социума. Внешне следуя идее «новой субьективности» в литературе, Дюванель идет намного дальше: за единичными персонажами не стоит общих проблем, они не пытаются вписаться в реальность, но всячески избегают ее. Ее произведения полны безумия в самых разных формах: как безумия в медицинском смысле, так и поэтического безумия в качестве отклонения от нормы в сторону абсолютной субъективности. Герои Дюванель очень часто раздвоены, границы между персонажами, как и границы между реальностью и сном оказываются зыбкими. Безумны не только герои, но и нарратив. Так, безумие свойственно хронотопу миниатюр, где реальное пространство заменяет воображаемое, отражающее движения души героев. Сны героев, - один из важнейших элементов поэтики Дюванель, - автор сознательно прячет, прикрывая ими глубокие раны, однако многое проявляется благодаря неожиданным ассоциативным рядам и метафорам, которые эти сны дополняют. Ассоциативные связи, в которых мыслит герой, настолько субъективны, что понять их порой невозможно, что свидетельствует об уникальности героя и его логических связей. В статье доказывается, что сумасшествие у Дюванель является проявлением исключительности личности, но не в романтическом смысле его гениальности, а в общегуманистическом смысле уникальности любой личности, даже самой мелкой и незначительной. Именно сумасшествие как торжество абсолютной субъективности и внутреннего мира героя придает ему достоинство, которого ему не хватает в окружающем мире.

Бесплатно

"Лачерба": флорентийские футуристы против "маринеттизма"

"Лачерба": флорентийские футуристы против "маринеттизма"

Сабурова Людмила Евгеньевна

Статья научная

Создатели журнала «Лачерба» стремились разработать оригинальную философию литературы, сквозь призму которой предлагали осмыслять не только другие виды искусства, но и мир в целом. Творец, в их понимании, становился мерилом всех ценностей благодаря парадоксальному мышлению и неприятию традиционной морали. Очень скоро при посредничестве одного из ключевых сотрудников журнала писателя Альдо Палаццески «Лачерба» начала сотрудничать с Филиппо Томмазо Маринетти и превратилась во флорентийское футуристическое издание. Этот творческий союз стал благотворным как для сподвижников Маринетти, так и для сотрудников «Лачербы». Литераторы, группировавшиеся вокруг Маринетти, благодаря поддержке уже снискавших известность флорентийцев наконец были приняты литературной элитой как полноценное литературное объединение, а не группа самозванцев. Флорентийские же писатели, в свою очередь, подняли на щит новые бунтарские идеи, входящие в противоречие с прежними литературными канонами. Самым значительным плодом работы «Лачербы» стал «Очистительный календарь», в котором были воплощены многие аспекты футуристической концепции, однако в наименее радикальной форме и с опорой на существующую традицию. К одним из литературных находок флорентийских футуристов можно отнести содержащуюся в календаре комическую «мальтузианскую поэзию», возродившую некогда популярный ингаррикьянский стих. Но скоро в журнале наметился раскол, выявляющий авторитарный характер итальянского литературного футуризма, названного сотрудниками «Лачербы» «маринеттизмом».

Бесплатно

"Не все вещи равны": поэтика нью-йоркского имажизма

"Не все вещи равны": поэтика нью-йоркского имажизма

Швец Анна Валерьевна

Статья научная

В статье рассматривается творчество группы поэтов, ассоциируемой с малотиражным журналом А. Креймборга «Others» в 1915 г. (включая Э. Паунда, Э. Лоуэлл, О. Джоунза, А. Креймборга, У.К. Уильямса, С. Каннела). В фокусе внимания - приём, заметный на материале корпуса публикуемых в журнале стихов: выражение аффективного состояния посредством указания на вещь, предмет быта. Опираясь на интуиции позднего формализма («литературный быт» Тынянова и Эйхенбаума как протопроект социологии литературы) и новейшие методологические разработки (медиология литературы - Б. Херцогенрот), автор по-новому соотносит прием и его социальный контекст. Возникновение литературной структуры предлагается искать в коммуникативных обменах, происходящих в рамках сообщества, которое укоренено в определенном материально-дискурсивном контексте. Проблематизируя оппозицию «формы и содержания», автор обращается к пересмотру и переопределению понятия «формы» как носителя смысла через призму таких терминов, как медиум, информация, плотное сцепление, речевая установка. Под медиумом предлагается понимать сообщество, обладающее особым «литературным бытом», который сложился вокруг журнала и включал различные материально-дискурсивные контексты бытования (квартиры, бары, кафе). Описывая генезис поэтического сообщества журнала и рассматривая стихи в его контексте, в итоге автор приходит к выводу, что взаимодействие «медиума» сообщества и структур литературного быта подсказали речевую установку на дружескую, интимную коммуникацию, в рамках которой были оправданы недоговоренность, вынесение смысла в подтекст. Это обстоятельство и обусловило появление нового приема: использования референции к вещи как носителя переживания.

Бесплатно

"Неофициальная" историография в книге Гюнтера Грасса "Мое столетие"

"Неофициальная" историография в книге Гюнтера Грасса "Мое столетие"

Данилина Галина Ивановна

Статья научная

Гюнтер Грасс противопоставлял свое изображение истории в романе «Мое столетие» «официальной историографии» («schräg entgegengesetzt zur offiziellen Geschichtsschreibung»). Цель работы - рассмотреть историографический дискурс в этом романе. Логика исследования заключается в следующем: сначала выявляются способы репрезентации исторического события, затем в центре внимания - статус рассказчика, и на заключительном этапе проанализированы взаимосвязи события и рассказчика в структуре нарратива. В результате проведенного анализа устанавливается, что в текст романа введены практически все крупные события немецкой истории ХХ в., происходившие в политике, экономике, культуре, при этом на первый план выведен отдельный небольшой эпизод, как правило, сугубо частный, тогда как само событие остается фактически скрытым. Эпизод маркирует событие, но не раскрывает его содержание и смысл. Между событиями нет внутренней, каузальной связи - их соединяет простое календарное перечисление дат и «пространственная рядоположность» (термин А.В. Михайлова). Выявляется, что ракурс изображения события задают рассказчики, их около ста, и у каждого свой социальный статус, возраст, характер; и своя точка зрения на событие, причем все эти точки зрения знаменательным образом рассогласованы и не совпадают. Споры, ссоры, конфликты - повторяющийся сюжетный момент. Взаимосвязь события и рассказчика создается некоторыми структурными моментами. Во-первых, это ангажированность: среди рассказчиков нет посторонних и равнодушных лиц, наблюдателей со стороны - все они втянуты в происходящее и лично к нему причастны. Во-вторых, хронотопическая организация нарратива: событие рассказывания включает несколько временных и пространственных планов, но осуществляется в конце 1990-х, и прошлое вступает с настоящим в живую актуальную связь. Основные выводы, к которым приходит автор статьи: дискурс истории в романе строится на последовательной деструкции метанарративности «официальной историографии»: картина прошлого не завершенная, а фрагментарная; представлена не одна (идеологически единая) точка зрения на историю, а множество - противоречивых и вместе с тем равноправных; к событию причастны не «великие» личности и имена, а каждый из современников этого события; к исторической ответственности тем самым также имеют отношение все; «официальная» историография продуцирует готовое знание и ориентирует читателя на его пассивное потребление; «неофициальная», напротив, выдвигает читателя в инициативный центр - ему самостоятельно предстоит достраивать картину истории, узнавать разные точки зрения и искать свою, определять свою причастность / непричастность к происходящему. В заключение отмечается своеобразие романа «Мое столетие» в ряду других романов Грасса.

Бесплатно

"Я считаю его одним из самых хороших моих друзей": о взаимоотношениях Дж.Р.Р. Толкина и У.Х. Одена

"Я считаю его одним из самых хороших моих друзей": о взаимоотношениях Дж.Р.Р. Толкина и У.Х. Одена

Сомова Елена Викторовна, Удальцов Иван Сергеевич

Статья научная

В статье предпринимается первая в российском литературоведении попытка представить целостную картину многолетних взаимоотношений двух выдающихся англоязычных литераторов ХХ в. - Дж.Р.Р. Толкина (18921973) и УХ. Одена (1907-1973). Последовательно рассматриваются основные этапы этих отношений - обучение Одена в Оксфордском университете, где Толкин выступил в качестве одного из лекторов и экзаменаторов поэта, и дружба, возникшая несколько десятилетий спустя на почве общего для бывших студента и профессора увлечения древнеанглийской поэзией, а также глубокого интереса Одена к роману-эпопее «Властелин Колец» и творчеству Толкина в целом. Особое внимание уделяется анализу адресованных Одену писем его бывшего преподавателя, для которых характерна доверительная дружеская интонация. Отмечается, что эти письма являются важным источником информации о причинах, истории и путях написания произведений Толкина. Стоящие за отдельными письмами ситуации раскрываются с привлечением дополнительных источников. Также в статье рассматриваются взаимные оды УХ. Одена и Дж.Р.Р. Толкина, являющиеся яркими свидетельствами существовавших между ними дружеских отношений. Констатируется, что эта специфическая, временами непростая дружба сыграла определенную - для Одена, несомненно, большую, для Толкина меньшую - роль в творческих судьбах двух этих блестящих представителей англоязычной литературы ХХ в. Имея в своей основе сходство литературных интересов и предпочтений, эта дружба окончательно сформировалась вокруг такого масштабного явления мировой культуры, каким является толкиновский Легендариум.

Бесплатно

21st century British fiction: the realistic teleology of David Mitchell and Ian McEwan's novels

21st century British fiction: the realistic teleology of David Mitchell and Ian McEwan's novels

Drozdovskyi Dmytro I.

Статья научная

In the paper, I have identified and clarified the characteristics of postpostmodern realism outlined previously, manifested in British fiction: maximum details of reality by introducing non-literary and extra-life components, outlining the idea of integrity of the world (developed in the German Romanticism) in Ian McEwan and David Mitchell’s fiction of the 21st century. By extra-life components, I mean scientific terms to denote organic foundations that are basic in human material, in its biochemical and psycho-neuro-physiological processes. Moreover, the exploitation of such concepts, the medicalized way of understanding the world enhances new realism: rational-metaphysical or positivist-metaphysical, which provides a scientific view of the nature of things around characters as molecules with consciousness. At the same time, such a vision does not deny metaphysical phenomena (God, providence). Typologically, it is similar to the Romantic worldview, which exploits the holistic capture of reality in fantastic, mystical and real (physical) phenomena. The idea of teleology is represented in McE-wan’s and Mitchell’s fiction providing the return of grand narratives as post-postmodern discourses in which the characters seek for the senses that may help to understand the truth and find the explanation for the human and universe nature organization. “Cloud Atlas” is a representation of the metanarrative story that reinforces the German Romanticism concept of the unity between different parts of the work and the human being. In “Saturday”, this unity is explained by the post-positivist mind of the protagonist who philosophically explains social and cultural phenomena using his medical knowledge.

Бесплатно

Alexandrian poets and Pindar

Alexandrian poets and Pindar

Rybakova Irina V.

Статья научная

The author of the article proves that Pindar served as necessary source and model for the Alexandrian poets. It is not by chance that Callimachus refers to him in his most significant programmatic statements on poetry. It is no coincidence, either, that allusions to the fourth Pythian ode are also concentrated around the key moments of Apollonius’ narration (departure, meetings with the beloved, the hero’s trial, wedding and the poem’s ending). Pindar appears a source of the ideas for Callimachus anticipating his own notion of poetry. Callimachus, while formally opposing himself to the previous tradition, with the help of quotes and allusions constantly relies upon that very tradition; his picking up from it shows which ideas and images correspond to the main principles of Alexandrian poetics, Pindar plays here an important role. Apollonius considers Pindar among his major predecessors when recounting the story of the Argonauts. The poem of the Alexandrian poet and the fourth Pythian ode are obviously united by this topic. In the “Argonautica” there are lots of lexical parallels to Pindar. Pindaric expressions become the epic formulas in “Argonautica”. According to the author’s aim, Apollonius’ epic poem and the fourth Pythian ode could interact in the mind of the reader. They represent a certain unity, complementing each other. In this way, Pindar remains the major source uniting Callimachus and Apollonius, the poets traditionally opposed to each other.

Бесплатно

Nostalgia as a source of myth-making in Ayn Rand's novel “Atlas shrugged”

Nostalgia as a source of myth-making in Ayn Rand's novel “Atlas shrugged”

Mirasova Kamila N.

Статья научная

The recent social and political situation in the USA has caused a noticeable rise in interest in Ayn Rand, the Russian-born American writer. She has become especially popular among neoconservatives of president Trump’s time due to the problems she raises, like market economy and government controls. But such popularity results also from the techniques Rand uses to render her vision and assessment of these problems, i.e. her ideology. The most evident among them is her masterful, literarily expressive, myth-making. Rand’s kind of myth-making is a manifestation of popular literature; therefore, the current article regards Rand’s major novel Atlas Shrugged as its sample, which due to its nature lets Rand realize her purpose - to bring her ideology home to a considerable number of readers. Atlas Shrugged reflects Rand’s assessment of the state of things in the US on her arrival after being driven out of Soviet Russia by a hatred of communism. Finding the reality different from the cherished vision of the USA from Soviet Russia, she sets out on creating two diametrically opposite myths - a critical one about the current reality under President Roosevelt and a nostalgic-idyllic one about the “Golden Age” of American history, thus constructing a major popular mythologeme of the struggle of good against evil. As methodology for the analysis Retrotopia by Z. Bauman and Mythologies by R. Barthes have been taken. In his work, Z. Bauman presents a new vision of nostalgia - as utopia directed backwards to the past, which turns it into “retrotopia”. R. Barthes discloses the techniques of creating popular myths resulting in “the ideological abuse”. So, the works help to show how Rand creates her myths about the present and the past of the USA by removing certain historical facts from their real-life contexts, and how these deformed images meet the nation’s longing for an idyllic life. It is remarkable that a certain similarity that can be traced between Rand’s nostalgia for an idyllic free-market America and the historical narrative underlying President Trump’s slogan “Make America Great Again” allows regarding the Rand phenomenon in the context of the present-day political situation in the USA.

Бесплатно

Problematizing humannes, anticipating posthumansim: Philip K. Dick's “Do androids dream of electric sheep?”

Problematizing humannes, anticipating posthumansim: Philip K. Dick's “Do androids dream of electric sheep?”

Antsyferova Olga Yu.

Статья научная

Written in 1968, the sci-fi novel by the American author Philip K. Dick “Do Androids Dream of Electric Sheep?” still retains the interest of the wide reading audience. The paper aims at elaborating upon the reasons for this lasting public enthusiasm which is claimed to relate not only to extremely successful film-versions of the book, but, even more so, to the highly topical message of the novel. In his antiutopian text, Philip K. Dick manages to put into focus the whole range of issues curraently associated with posthumanism. These are environmental problems caused by human activities, interplanet colonization escalating the conflicts of inclusion / exclusion, human / animal relations overlapping with the hybridization of natural and artificial, critical problems of future technological posthumanism manifesting themselves in highly problematic distinction between the humans and androids and in questioning the ontoethical status of the humans. Philip K. Dick explores philosophical and social underpinnings of the catastrophic future which lies in wait for humanity and seems to strongly adhere to such humanistic values as empathy (the main touchstone to differentiate between humans and androids), self-reflection (the predominant feature of the protagonist Rick Deckard), search for identity and for meaning as the principal vectors of the human life, mercy for the mentally handicapped. Philip K. Dick’s book can be viewed as one of the earliest caveats of the emerging trend to reconsider humanness in the sociocultural context of rapidly developing technology, various environmental threats, all kinds of hybridization and their ethical repercussions - and as such can be seen as truly prognostic, the most valuable part of it to be found in its ethical and social awareness and highly conscious refusal to suggest any final answer: essentially, the titled question seems eristically unanswerable

Бесплатно

Space and affect: (re)reading “Fingersmith” by Sarah Waters

Space and affect: (re)reading “Fingersmith” by Sarah Waters

Dzhumaylo Olga A., Kokhan Olga N.

Статья научная

The paper explores non-representation strategies in Sarah Waters’ novel “Fingersmith” (2002), which are specified through the introduction of ‘estrangement’, ‘embodied readings’, and of urban-specific mentality as an ‘embodied practice’ (Thrift, Auge). A strong connection between space and affect enables the idea of belonging as a key to characters’ identities. Waters’ use of “The Death of Nancy Sikes” theatrical episode as an opening to her story might be a self-conscious attempt to create the sensation of ‘seeing’ Victorian present through ‘estrangement’ (similar to Natasha Rostova’s), and not merely pushing the reader to ‘recognizing’ Dickens’s pastiche as part of postmodernist Neo-Victorian stylization. Special attention is given to Lant Street, historically known as the ‘Mint’, and infamous for its slums, crimes, and disorders, but perceived as familiar, organic, and homey by the character, who significantly differentiates it from the neighboring Clerkenwell. Apart from that, Waters does not only recreate Neo-Victorian past by staging it as a spectacle for the reader, but also makes them immerse into multiple nuances of body affects. Away from the exotic, yet happy, home locations (‘anthropological places’ of slums and a madhouse), the characters find themselves in ‘non-places’, given in a modernist manner (a perception of moving with a speed, a loss of ability to grasp the fragmented snapshots of modern urban life, and a crisis of reading and interpretation). All in all, it reinforces the reader’s questioning their own self-identity set against a radical and exoticized alterity of neo-Victorian sensibilities.

Бесплатно

The interaction between the individual and the state in Ayn Rand's novels

The interaction between the individual and the state in Ayn Rand's novels

Mirasova Kamila N.

Статья научная

The theme of the interaction between the individual and a government is explored throughout the whole of Ayn Rand’s creative work - her three novels and seven books on the self-elaborated philosophy called Objectivism. The purpose of this study is to analyze the evolution of this theme in her novels in three perspectives. Firstly, as a development of different aspects of this interaction. In her first novel, We the Living, the Soviet state is depicted through the eyes of an 18-year old female character, who personally suffered from the October revolution. Hardships of the post-revolutionary life are enhanced by the permeating atmosphere of fear. Thus, it is the psychological aspect that comes to the fore. The second novel, The Fountainhead, focuses on the personality of the protagonist, and therefore, the ethical aspect of the relationship acquires more importance. In the last novel, Atlas Shrugged, the relationship between the individual and the government is revealed through the economic framework. Here the government is portrayed as robbing hard-working businessmen. Secondly, the development of the theme is analyzed as the reflection of the author’s philosophical views which were formed owing to her personal life experience under both social systems - socialism and capitalism. If in her first novel, her criticism is aimed at socialism, the target of her third novel is the capitalist society, which due to the interference of the state in the economy starts reminding of its counterpart. Thirdly, the study considers how this theme is treated artistically. Starting with the realistic method of unfolding the theme in We the Living, in her following novels Rand develops philosophical generalisation, thus distracting the novels’ content from a concrete reality. The enhancement of the philosophical aspect of her novels decreases, however, their artistic value.

Бесплатно

Арлекинадный гротеск в творчестве Сомерсета Моэма

Арлекинадный гротеск в творчестве Сомерсета Моэма

Косарева Анна Александровна

Статья научная

Данная статья посвящена исследованию особенностей арлекинадного гротеска (приема совмещения эстетики комедии дель арте с трагическим или страшным контекстом описываемых событий) в прозе Сомерсета Моэма: романах «Маг» (1908), «Узорный покров» (1925) и рассказе «Р&O» (1926). Интерес Сомерсета Моэма к «дельартовской» эстетике доказывается на основании: 1) многократного упоминания писателем масок Пьеро, Коломбины, Панталоне, Арлекина и Пульчинеллы в ряде его произведений: романе «Луна и грош» (1919), сборнике рассказов «На китайской ширме» (1922), рассказах «Р&O» (1926) и «Четверо голландцев» (1928); 2) дружбы Сомерсета Моэма с драматургами, воспевшими «дельартовскую» эстетику - Л. Хаусманом, Х.Г. Баркером и К. Маккензи; 3) активной драматургической деятельности самого Сомерсета Моэма, заставшего расцвет эстетики комедии масок в Англии. «Дельартовские» корни ряда образов Моэма (Китти, Уолтера Фейна, Чарли Таунсенда, Оливера Хаддо) выявляются посредством сравнительного анализа, в качестве авторитетных театроведческих источников выступают работы ведущих зарубежных исследователей - Р. Эндрюса, Р. Хенке, Д. Рудлина, П.Л. Дюшартра, М. Санда, М. Грина и Д. Свона. Автор статьи также устанавливает сюжетные параллели между пьесой «Круг» (1921) и романом «Узорный покров» и обозначает проблему влияния Гюстава Флобера, Артура Шницлера и эстетики романтизма на С. Моэма. Проведенный анализ позволяет охарактеризовать арлекинадный гротеск и сформулировать его функции в творчестве Сомерсета Моэма.

Бесплатно

Ауд Мудрая в исландском историческом нарративе

Ауд Мудрая в исландском историческом нарративе

Маркелова Ольга Александровна

Статья научная

При рецепции древнескандинавского универсума в современных исландских исторических романах в основу повествования, как правило, кладутся конкретные древнеисландские тексты, с которыми создаются интертекстуальные связи. Романы Вильборг Давидсдоттир «Ауд» (2009), «Смертельный багрец» (2012) и «Кровавая земля» (2017) выделяются на их фоне тем, что посвящены фигуре, о которой в древнеисландской литературе отсутствует единый цельный подробный текст - Ауд Мудрой. Лейтмотивы всех трех романов: гендерные взаимоотношения, язычество и христианство, вопрос о личном выборе и личной свободе, взаимоотношения скандинавов и кельтов. Поскольку описанный в трилогии период - время накануне и во время заселения Исландии, можно сказать, что Ауд Мудрая находится «по ту сторону» исландской повествовательной традиции (т.к. основные события ее жизни предшествуют времени складывания этой традиции). Особенности поэтики в трилогии Вильборг Давидсдоттир во многом обусловлены именно отсутствием в древней и современной исландской прозе нарратива об Ауд - а также тем, что существенную часть содержания трилогии составляют события и факты, заведомо не могущие быть объектом изображения в древнеисландской литературе (будничная жизнь женщин и подробности судьбы ирландских рабов). Трилогия Вильборг Давидсдоттир занимает промежуточное положение между исландской («сагоцентричной») и континентальной европейской формой исторического романа.

Бесплатно

Библиотравелог в немецкой фантастике для подростков (на примере творчества М. Глейзер)

Библиотравелог в немецкой фантастике для подростков (на примере творчества М. Глейзер)

Хоруженко Татьяна Игоревна

Статья научная

В статье рассматриваются романы немецкой писательницы Мехтильды Глейзер, относящиеся к литературе для «молодых взрослых» (young adult) с точки зрения интертекстуальных и контекстуальных связей. В качестве основы для анализа используются теории открытого произведения и смерти автора. В статье предлагается определение библиотравелог, впервые использованное М. Черняк, для описания специфики творчества Глейзер. Параллельно в статье анализируются особенности жанра young adult, прослеживается его связь с детской и взрослой литературой. Также в статье делается попытка вписать творчество анализируемого автора в немецкую литературную традицию. Творчество Глейзер сравнивается с произведениями К. Функе, в творчестве которой взаимоотношения читателя и писателя с книгами играют значимую роль. Но если у Функе в «Чернильной трилогии» книжный мир выходит из-под власти автора, то в романах Глейзер «Книжные странники» и «Эмма, фавн и забытая книга» акцент ставится именно на книгах и возможности путешествовать по ним в прямом или переносном смысле. В первом романе героиня путешествует по книжным мирам, во втором - сам роман построен как диалог с произведениями Дж. Остен, а главные герои - Эмма и Дарси - заново разыгрывают известную любовную коллизию. Таким образом, произведения Глейзер очень литературоцентричны, что и позволяет относить их к библиотравелогам. Интертекстуальность для Глейзер -необходимая составляющая творчества, осмысливаемая автором как одна из задач (побудить подростков к чтению). В итоге делается вывод о том, что книги Глейзер через интертекстуальность выполняют просветительскую функцию для читателей. Кроме того, с помощью диалога с Остен романы Глейзер входят в мировой тренд, связанный с культом английской романистки, и через это приобретают дополнительную сложность.

Бесплатно

Влияние философии Г. Гурджиева на художественную систему романов Айн Рэнд

Влияние философии Г. Гурджиева на художественную систему романов Айн Рэнд

Григоровская Анастасия Васильевна

Статья научная

Статья посвящена проблеме истоков концепции идеального человека у американской писательницы и философа русского происхождения Айн Рэнд, одним из которых можно считать философию антропокосмизма русского философа Георгия Гурджиева, который, как и Айн Рэнд, осмыслял (вслед за Ф. Ницше) «великую идею» «сверхчеловека». Данная гипотеза доказывается через связь Айн Рэнд и американского архитектора Фрэнка Ллойда Райта. Влияние идей Гурджиева прослеживается в романах писательницы на уровне сюжета и мотива. Все романы Айн Рэнд строятся на противостоянии «сверхлюдей» и «машин», причем процесс становления «сверхчеловека», зачастую трудный, сопровождается обязательным показом триумфа, ознаменованного развитием личности как профессионала. Анализируются повторяющиеся сюжетные ситуации (эволюционирующий герой в центре повествования, строительство себя) и мотивы (колесницы, живого и мертвого) в романах Айн Рэнд, в которых отразилось влияние идей Гурджиева об эволюции человека и конечной цели - достижения им целостности. Целостность героев Айн Рэнд соответствует мысли Гурджиева о равновесии внутри триады «Мысль-Слово-Дело». Все это позволяет говорить о том, что влияние философии Гурджиева является специфичным для художественной системы текстов Айн Рэнд, представляя собой практическую основу для формирования характеров героев писательницы. При этом Ницше был создателем идеи «сверхчеловека» в теоретическом плане, а философия Гурджиева (как и объективизм Рэнд) - в большей степени практико-ориентирована, т.к. предлагает методики по «проектированию» «сверхчеловека» (прикладные у первого и мировоззренческие - у второй).

Бесплатно

Двойничество в романе С. Уотерс "Тонкая работа"

Двойничество в романе С. Уотерс "Тонкая работа"

Шуринова Наталья Сергеевна

Статья научная

В статье рассматривается проблема двойничества в романе С. Уотерс «Тонкая работа». Мы приходим к выводу о многоплановости романа и несводимости его содержания исключительно к феминистской проблематике. Специфические проявления двойничества главных героинь романа объединяют элементы различных жанровых конфигураций, присутствующих в нем (детектива, исторического романа, интеллектуального романа), обеспечивают цельность текста и возможность его связной интерпретации. Двойничество проявляет себя как последовательная смена точек зрения, деконструирующая различные жанровые модели и идеологические представления: посредством двойничества деконструируется модель реалистического романа, понимание характера как детерминированного средой, а также идея о доминирующем положении окультуренного сознания, провоцируется недоверие к тексту культуры. Героини романа репрезентируют наивное сознание и сознание культуры, но при этом обе остаются ограниченными собственными точками зрения и не обладают полнотой видения. Двойничество персонажей прописывает также постмодернистское представление о невозможности разграничения между вымыслом и реальностью, что закрепляется неразличимостью персонажей-двойников. Между тем, любовная линия персонажей связывает различные аспекты текста, становясь его сюжетной и идейной доминантой. Прописывание при помощи двойничества интимных переживаний героинь говорит о возможности коммуникации с другим через игровое восприятие его идентичности, преодоления разнообразных дискурсивных границ.

Бесплатно

Дискурс безумия в новеллах Элены Косано

Дискурс безумия в новеллах Элены Косано

Хорева Лариса Георгиевна

Статья научная

Актуальность статьи обусловлена тем, что творчество испанской писательницы Элены Косано еще никогда не было объектом исследования в отечественном литературоведении. Материалом для анализа послужил сборник новелл «Колдовские души» (2013), ставший лауреатом литературным премии им. Рубена Дарио. Автор статьи рассматривает тексты Элены Косано с точки зрения дискурсного анализа. Современные школы дискурс-анализа подтверждают, что структура текстов сегодня представлена рядом дискурсов, которые взаимодействуют между собой. Изучив систему дискурсов, представленных в сборнике новелл «Колдовские души», автор статьи приходит к выводу, что доминирующим из них является дискурс безумия, который красной нитью проходит через все тексты и представляет концепт безумия во всех его аспектах: болезненное влечение к другому человеку как безумие; безумие творчества; безумие одиночки, не принимающего устоев общества; безумие как одержимость некой идеей; безумие как результат проникновения в потусторонний мир. Автор приходит к заключению, что испанская писательница органично сочетает в своих текстах концепты безумия, характерные сразу для двух этносов: немецкого и испанского. Немецкая метафора безумия как форма духовного знания, противостоящего рациональной бездуховности, переплетается с испанским концептом безумия как божьего благословения. Соединение двух концептов понимания безумия, вкупе с учениями К. Юнга и З. Фрейда о природе бессознательного, дают уникальный сплав, который определяет авторский стиль испанской писательницы.

Бесплатно

Дискурс правды: новая журналистика и роман

Дискурс правды: новая журналистика и роман

Харитонов Дмитрий Владимирович

Статья научная

Задача этой статьи состоит в анализе любопытного случая взаимодействия фактуальной литературы (nonfiction) с фикциональной (fiction). Отправная точка анализа - знаменитое предисловие-манифест американского литератора Тома Вулфа к антологии «Новая журналистика» (1973), в котором он превозносит реализм, обнаруживая в нем способность уникальным - физиологическим - образом воздействовать на читателя, и утверждает, что Новая журналистика вернула реализм в американскую словесность, воспроизведя тем самым важный эпизод истории литературы: рождение реалистического романа в Англии XVIII в. Приведенные утверждения до сих пор не привлекали того критического внимания, которого явно заслуживают. Как показали исследователи (М. Дикстин, Д. Хартсок, Б. Шапиро), роман этот возник из подражания предшествовавшей ему фактуальной литературе и был призван воздействовать на читателя своей заемной «правдивостью». В этой «правдивости» узнается парадоксальная идея неотъемлемой от романа «правды вымысла», занимавшая литературоведа М. Риффатера и философа Г. Кёрри (среди прочих). Делается возможным предположить, что английская «литература факта» конца XVII в. дала образцы правдивого и достоверного повествования, а реалистический роман сформировал «поэтику правды», обеспечивающую читателю коммуникативно-эстетический опыт переживания «реальности» повествования. Исследования в области эволюционной биологии, нейрофизиологии и когнитивистики подтверждают это предположение - и, соответственно, правоту первого утверждения Тома Вулфа. Второе его утверждение верно наполовину: в 1960-х гг. не реализм вернулся в американскую литературу, а из напряжения между fiction и nonfiction вновь возникла литературная форма. Новая журналистика подражала роману, как в XVIII в. роман подражал «литературе факта».

Бесплатно

Ж. Верн и Г. Уэллс: две модели развития западного научно-технического романтизма

Ж. Верн и Г. Уэллс: две модели развития западного научно-технического романтизма

Черняховская Юлия Сергеевна

Статья научная

Цель исследования состоит в осмыслении творчества Ж. Верна и Г. Уэллса как этапа развития феномена научно-технического романтизма, представленных ими особенностей соотношения общего и художественного мировоззрений, их роли в разработке духовно-идеологических основ социума и государства в новой культурно-политической обстановке, создания моделей возможного общественного устройства и презентации поведенческих образцов отношения с окружающим миром. Творчество Ж. Верна и Г. Уэллса исследуется посредством методологии, разработанной автором статьи в более ранних исследованиях, и рассматривается с точки зрения трех уровней идеального конструирования: политического, этического и антропологического идеала. Таким образом выявляются модели идеального общества, идеального человека и этическая система, разработанная двумя названными писателями. Высказывается тезис об общей принадлежности Ж. Верна и Г. Уэллса к феномену научно-технического романтизма, представляющего синтез антропологического оптимизма, социального сциентизма и гуманистического технократизма, при их различии в мере сциентического оптимизма/пессимизма и некой разнице темпераментности, типе деятельностного присутствия в мире. Автор выдвигает гипотезу, что в произведениях Ж. Верна авантюрно-приключенческое начало является инструментальным, будучи художественным языком представления не миров приключений, а моделей социумов, этических и социально-политических идеалов, альтернативных существующему миру.

Бесплатно

Жанровый аспект военной прозы Амброза Бирса

Жанровый аспект военной прозы Амброза Бирса

Новак Кристина Витальевна

Статья научная

В статье рассматривается творчество американского писателя, журналиста и ветерана Гражданской войны США Амброза Бирса (1842-1914?), одного из наиболее самобытных представителей литературы США второй половины XIX в. Целью работы является выявление жанрового своеобразия военной прозы писателя. Исследование осуществляется на материале произведений, вошедших в сборник «Рассказы о военных и штатских» (1891 г.). В творчестве писателя выявляются черты, характерные для жанра short story. Затрагивается проблема разграничения жанров малой прозы, таких как новелла, рассказ, short story и др. Анализируется притчевое начало в творчестве писателя. Подробно рассматривается наличие в рассказах писателя двух смысловых планов, соприкосновение которых происходит на уровне системы персонажей. Устанавливается, что герои военных историй писателя представляют либо первичный, либо иносказательный план произведения. Основой мировоззренческих позиций персонажей признаются идеи Артура Шопенгауэра (для представителей первичного плана), а также идеи философии стоицизма (для аллегорических героев). Делается вывод о принадлежности произведений Бирса к жанру short story, при этом притча является конструктивным ядром коротких рассказов писателя. Актуальность работы обусловлена необходимостью исследования жанра как отдельного аспекта военной прозы писателя. Научная новизна исследования заключается в выявлении притчевого начала в произведениях Бирса о Гражданской войне как важной составляющей творчества писателя.

Бесплатно

Журнал