Римская власть глазами подданных (I - II вв. н.э.)

Бесплатный доступ

Задачей исследования является анализ социокультурных, политических и конкретно-исторических факторов, влиявших на формирование образа власти в глазах населения ранней Римской империи и на характер коммуникации между носителями власти и обществом. Специфика восприятия конкретных правителей и власти в целом различными категориями людей определялась особенностями их положения в социальной иерархии, характером государственного устройства Римского государства, отчасти официальной пропагандой, выстраивавшей определенный образ как самого правителя, так и всего государства, а также индивидуальными обстоятельствами, с которыми приходилось сталкиваться императору. Император находился в разных иерархических отношениях с гражданами, воинами, провинциалами, вольноотпущенниками и рабами; объем его власти был неодинаков по отношению к этим группам. Как результат не существовало единого образа власти для всего населения средиземноморского государства. Часто на него влияли локальные традиции восприятия власти.

Еще

Римская империя, император, восприятие власти

Короткий адрес: https://readera.org/148323303

IDR: 148323303   |   DOI: 10.37313/2658-4816-2021-3-4-52-58

Список литературы Римская власть глазами подданных (I - II вв. н.э.)

  • Преснякова Л.А. Структура личностного восприятия политической власти // Полис. Политические исследования. 2000. № 4. С. 135.
  • Однако при этом воины по-прежнему осознавали, что некогда были гражданами и при благополучном завершении службы снова ими станут. В то же время политический смысл гражданства приобретал новое содержание в условиях принципата. См. Махлаюк А.В. Дихотомия civis - miles в Риме позднереспубликанского и императорского времени // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. Серия: История. 2003. № 2. С. 6, 10.
  • Разумеется, реальность была суровее. Об этом см. Birley A. The Oath not to put Senators to Death // The Classical Review. 1962. Vol. 12, issue 3. P. 197 - 199.
  • Коптев А.В. Princeps et dominus: к вопросу об эволюции принципата в начале позднеантичной эпохи // Древнее право. 1996. № 1. С. 182 сл.
  • Там же.
  • Например, Веспасиана, принадлежавшего к незнатному роду, пытались записать даже в потомки одного из друзей Геракла, основавшего родной городок принцепса - Реате. Ироничное отношение самого Веспасиана к подобным "научным" изысканиям современников (Suet. Vesp. 12) являлось скорее исключением, чем правилом на фоне реакции других правителей. Марк Антоний без лишней скромности заявлял о своем родстве с Гераклом. Как известно, с утверждением власти Августа и без того богатая история Юлиев, возводивших свой род к легендарному Энею, с одной стороны, и к Венере, с другой, переплетается с материнской линией императора - родом Атиев, якобы настолько же древним, как и Юлии. Несмотря на то, что успех этой пропаганды едва ли можно назвать оглушительным, свое дело она все-таки сделала.
  • Известен один эпизод, произошедший в 185 г., когда воины одного из британских легионов чуть не подняли восстание из-за того, что во главе их поставили "безродного" легата - всего лишь всадника, а не сенатора (Dio Cass. 73. 9. 22-3; Herod. 1. 9. 7; SHA.Comm. 6. 1). Скорее всего, этот инцидент был частью продуманной игры вольноотпущенника императора Коммода, Клеандра, против кадровой политики преторианского префекта С. Тигидия Перенниса, который назначал на важнейшие посты своих людей и в итоге, перейдя дорогу императорскому спальнику, поплатился жизнью (Dio Cass. 73. 9. 3). Сомнения в искренности мотивов возмущенных легионеров вызывает то обстоятельство, что вскоре после этих событий Септимий Север будет заигрывать с прямо противоположными чувствами иллирийских и паннонских солдат, а в новообразованных трех Парфянских легионах и вовсе не допустит сенаторов до командных должностей. Ни о каких возмущениях со стороны тех солдат неизвестно, да их и не могло быть, поскольку еще со времен поздней Республики воины, состоя в почти клиентельных отношениях с императором, рассматривались в качестве основных противников сенатского (т.е. фактически - гражданского) всевластия. История I в. н.э. продемонстрировала немало примеров того, что этот антагонизм не только не угас, но даже усилился.
  • См., например, рассуждение Онасандра о второстепенном значении родовитости для полководца (1. 23).
  • Махлаюк А.В. Указ. соч. С. 7.
  • Кстати, Каракалла часто поступал с точностью до наоборот: среди воинов он разыгрывал роль простого воина, выделяющегося среди солдатской массы только своей доблестью (т.е. был своего рода военным принцепсом, несмотря на оксюморон), а с сенаторами вел себя как dominus.
Еще
Статья научная