Алкоголь как фактор гендерной разницы уровня общей смертности в России

Автор: Разводовский Юрий Евгеньевич, Зотов Павел Борисович

Журнал: Сибирский вестник психиатрии и наркологии @svpin

Рубрика: Клиническая наркология

Статья в выпуске: 3 (100), 2018 года.

Бесплатный доступ

В работе в сравнительном аспекте изучена динамика уровня потребления алкоголя и определена динамика гендерной разницы уровня общей смертности в России в период с 1980 по 2010 г. Согласно результатам оценки с помощью метода авторегрессии и проинтегрированного скользящего среднего (АРПСС), общий уровень потребления алкоголя статистически значимо связан с гендерной разницей уровня общей смертности во всех возрастных группах. Оценка алкогольной фракции (АФ) показала, что вклад алкоголя в гендерную разницу уровня общей смертности колеблется от 47,2% в возрастной группе 60-74 года до 72,3% в возрастной группе 30-44 года. Представленные данные говорят в пользу того, что алкоголь является ключевым фактором высокой гендерной разницы уровня общей смертности, а также объясняет резкие колебания данного показателя на протяжении последних десятилетий в России.

Еще

Потребление алкоголя, общая смертность, гендерная разница, Россия

Короткий адрес: https://readera.ru/142215857

IDR: 142215857   |   DOI: 10.26617/1810-3111-2018-3(100)-16-20

Список литературы Алкоголь как фактор гендерной разницы уровня общей смертности в России

  • Barret-Connor E. Gender differences and disparities in all-cause and coronary heart disease mortality: epidemiological aspect. Best PractRes Clin EndocrinolMetab. 2013; 27 (4): 481-500.
  • Bilas V., Franc S., Bosjak M. Determinant factors of life expectancy at birth in the European Union countries. Collections of Anthropology. 2014; 38 (1): 1-9.
  • Rogers R.G., Everett B.G., Onge J.M., Krueger P.M. Social, behavioral, and biological factors, and sex differences in mortality. Demography. 2010; 47 (3): 555-578.
  • Moskalewicz J., Razvodovsky Y.E., Wieczorek P. East-West disparities in alcohol-related harm. Alcoholism and Drug Addiction. 2016;29:209-222.
  • Van Oyen H., Nusselder W., Jagger C., Kolip P., Cambois E., Robine J.M. Gender differences in healthy life years within the EU: an exploration of the ‘‘health-survival’’ paradox. Int J Public Health. 2013; 58: 143-155.
  • McCartny G., Mahmood L., Leyland A.H., Batty G.D., Hunt K. Contribution of smoking-related and alcohol-related deaths to the gender gap in mortality: evidence from 30 European countries. Tobacco Control. 2011; 20: 166-168.
  • Коссова Т., Коссова Е., Шелунцова М. Влияние потребления алкоголя на смертность и ожидаемую продолжительность жизни в регионах России. Экономическая политика. 2017; 12 (1): 58-83.
  • Семенова В.Г. Обратный эпидемиологический переход в России. М.: ЦСП, 2005: 235.
  • Иванова А.Е., Семенова В.Г., Гаврилова Н.С., Евдокушкина Г.П., Гаврилов Л.А. Российская смертность в 1965-2002 гг.: основные проблемы и резервы снижения. Общественное здоровье и профилактика заболеваний. 2004; 1: 20-30.
  • Razvodovsky Y. E. Estimation of alcohol attributable fraction of mortality in Russia. Adicciones. 2012; 24 (3): 1-7.
  • Немцов А.В., Шелыгин К.В. Потребления алкоголя в России: 1956-2013. Вопросы наркологии. 2015; 2: 28-32.
  • Немцов А.В., Разводовский Ю.Е. Оценка уровня потребления алкоголя в России: обзор литературы. Собриология. 2017; 1: 78-88.
  • Razvodovsky Y.E. Estimation of the level of alcohol consumption in Russia. ICAP Periodic Review Drinking and Culture. 2013; 8: 6-10.
  • Box G.E.P., Jenkins G.M. Time series analysis: forecasting and control. GEP. Box, London: Holden-Day Inc., 1976.
  • Norström T. The use of aggregate data in alcohol epidemiology. British Journal of Addiction. 1989; 84: 969-977.
  • Cockerham C.W. Health lifestyle in Russia. Social Science & Medicine. 2006; 51: 1313-1224.
  • Котельникова З.В. Взаимосвязь практик потребления алкоголя с социальной структурой современной России. Социологические исследования. 2015; 4: 105-112.
  • Рощина Я.М. Динамика и структура потребления алкоголя в современной России. Вестник Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ. 2012; 2: 238-257.
  • Тапилина В. Сколько пьет Россия? Объем, динамика и дифференциация потребления алкоголя. Социологические исследования. 2006; 2: 85-94.
  • Radaev V. Impact of a new alcohol policy on homemade alcohol consumption and sales in Russia. Alcohol and Alcoholism. 2015; 50: 365-372.
  • Разводовский Ю.Е., Немцов А.В. Алкогольная составляющая снижения смертности в России после 2003 г. Вопросы наркологии. 2016; 3: 63-70.
  • Nemtsov A.V., Razvodovsky Y.E. Russian alcohol policy in false mirror. Alcohol and Alcoholism. 2016; 51: 626-627.
  • Немцов А.В., Шелыгин К.В. Самоубийства и потребление алкоголя в России, 1956-2013 гг. Суицидология. 2016; 7 (3): 3-12.
  • Сахаров А.В., Говорин Н.В. Суицидальное поведение и потребление алкоголя: оценка взаимосвязей на популяционном уровне. Суицидология. 2015; 6 (2): 35-45.
  • Разводовский Ю.Е., Дукорский В.В. Корреляты суицидального поведения мужчин, страдающих алкогольной болезнью. Суицидология. 2014; 5 (2): 38-42.
Еще
Статья научная